Польше не по нраву освобождение Варшавы в январе 1945-го


Мэрия Варшавы отказалась официально отпраздновать освобождение этого города в январе 1945 года от нацистов. Хотя именно поляки, пусть и просоветские, первыми вошли в Варшаву, а потом вместе с красноармейцами штурмовали Берлин. Но постсоветская Польша предпочитает это забывать, вычеркивая себя из числа победившей Германию союзной коалиции. ...
Польша фактически разделила своих погибших на два сорта — первый и второй. Те, кто «запятнал» себя сотрудничеством с СССР в годы Второй мировой войны, памяти не подлежат


*
Накануне 75-летия освобождения от немецко-фашистских захватчиков Варшавы, которое состоялось 17 января 1945 года, власти этого города заявили РИА Новости, что на официальном уровне празднований этого события не будет.
«Много лет 17 января не является датой, официально отмечаемой в Варшаве», — пояснила представитель пресс-службы столичной мэрии. «Если говорить об очевидной тенденции, то я не могу понять, как можно отмечать дату начала войны и при этом практически игнорировать даты освобождения? — прокомментировала решение варшавских властей в своем блоге представитель МИД России Мария Захарова. — Одновременно с этим предпосылки начала войны и предвоенная ситуация полностью искажаются. Такими темпами в Европе антифашисты опять будут вынуждены уйти в подполье».

Польская столица была освобождена силами 1-го Белорусского фронта и 1-й армии Войска Польского под командованием генерала дивизии Станислава Поплавского. Поляки форсировали Вислу, что ранее не удалось им в 1944 году при попытке прийти на помощь повстанцам Варшавского восстания, и начали наступать на Варшаву. Как вспоминал о январских днях 1945 года сам Поплавский,
«издали донесся рокот моторов. Затем в полумраке обрисовались контуры машин. Обыкновенные советские танки Т-34, каких много уже прошло через этот мост. Только на броне их красовался белый польский пястовский орел. Из люков выглядывали танкисты. Для такого торжественного случая они надели вместо кожаных шлемов конфедератки. «Да здравствуют польские танкисты!», «Да здравствует народная Польша!» — звучало на русском языке. «Нех жие братерство брони!», «Нех жие незвыценжона Армия Радценска!» — неслось в ответ по-польски. Переправа танков по мосту прошла благополучно».
Сейчас, в январе 2020 года, в интервью польскому журналу Przegląd свидетель тех событий инженер Анджей Котновский (1938 года рождения) оценивает былое так:


«Мой отец слушал разное радио, лондонское или какое другое, хотя за это грозила смертная казнь. Он, мама, друзья были взволнованы Сталинградом, Курском. Люди жили этим. Это было не так, как сегодня говорят, что поляки думали — оккупант придет. Люди надеялись, что конец немецкой оккупации приближается. Я думаю, что до 85% людей предпочли бы, чтобы свободу принесла нам не армия Берлинга (со стороны Советского Союза — С.С.), а Андерс (со стороны польских сил на Западе — С.С.) на белом коне. Но он, а точнее, Западный фронт, не спешил. Я считаю, что Запад цинично ждал решения на востоке. Только когда стало ясно, что Сталинград и Курск стали поражением для Германии, что советская армия быстро начала приближаться к Берлину, было решено высадиться в Нормандии, потому что западные политики боялись, что Красная армия может войти в Париж».


И тем не менее поляки, пусть и просоветские, первыми вошли в Варшаву, а потом вместе с красноармейцами штурмовали Берлин. Но постсоветская Польша предпочитает это забывать. Сложился даже своеобразный консенсус по данному вопросу. Ведь сегодня, скажем, президентом Варшавы является представитель ныне оппозиционной партии «Гражданская платформа» (РО), однако получается, что по вопросу неприятия праздника освобождения столицы от нацистов мэрия солидаризуется с правящей партией «Право и Справедливость» (PiS). «17 января 1945 года — это дата смены оккупанта, а не освобождения Польши», — заявляли два года назад примерно в это же время гости Polskie Radio 24. «Полякам на протяжении десятилетий приходилось признавать эту дату великим и важным праздником», — говорил историк Института национальной памяти Витольд Василевский. Тем самым, по его словам, польские и советские коммунисты хотели предать забвению Варшавское восстание, когда СССР не оказал полякам помощи. А депутат Сейма Польши Аркадиуш Мулярчик, возглавляющий комиссию по выставлению Германии счета за войну, подчеркивал, что «сегодня трудно решить, какая оккупация была более разрушительной».

В этом году Варшава на официальном уровне собирается отпраздновать несколько юбилеев. Но единственный, когда поляки побеждали, связан с польско-советской войной 1919−1920 годов. Столетию «чуда на Висле» власти собираются придать особое значение. Остальные даты говорят о поражениях поляков.
«В этом году мы отмечаем 75-летие окончания Второй мировой войны, — пишет одно из польских изданий. — Это, безусловно, вызовет много дискуссий в нашей стране, особенно из-за повторяющихся утверждений об «освобождении» Польши Красной армией и недавних исторических нападок со стороны России».
То есть, читай, Польша тогда, в 1945 году, проиграла. Эта пораженческая риторика, очевидно, будет доминировать и во время мероприятий в воспоминание расстрела польских военнопленных в Катыни (80 лет назад) и авиакатастрофы польского правительственного борта под Смоленском (10 лет назад). С помпой в прошлом году Варшава отметила в прошлом году свои проигрыши с многочисленными жертвами — начало Второй мировой войны и Варшавское восстание. При этом постсоветская Польша фактически разделила своих погибших на два сорта — первый и второй. Те, кто «запятнал» себя сотрудничеством с СССР в годы Второй мировой войны, памяти не подлежат.

В контексте современной политики это вновь ставит вопрос, так на чьей же стороне в ходе битвы с нацистами была Польша, является ли она победителем или проигравшим? Комментируя отказ польского президента Анджея Дуды принять участие в работе пятого Всемирного форума памяти холокоста, который посвящен 75-летию освобождения концентрационного лагеря Аушвиц-Биркенау, бывший посол Израиля в Польше Цви Равнер заявил порталу Sputnik Polska: «Мероприятие организовано не израильским правительством, а Европейским еврейским конгрессом. Это они решили, что только представители победивших союзников должны произносить речи. Другие могли участвовать, но не могли выступать». Получается, что в числе победителей Варшаву не видят. Но кого ей винить, кроме самой себя? Ведь именно Варшава постоянно декларирует, что ее в ходе войны никто не освобождал. При этом далеко не все в мире готовы принять заявления Польши о том, что она была только «жертвой».
Станислав Стремидловский, ИА REGNUM

Источник ➝

«Свидетели распада Запада». Чем запомнилась Мюнхенская конференция



Участникам 56-й Мюнхенской конференции по безопасности предложили разгадать ребус. Его условия таковы: США и Европе угрожает «беззападность» и надо срочно предотвратить ее распространение. Что означает этот термин и как с ним жить, разгадывали главы делегаций, министры и просто зеваки.

Мюнхенская интрига

Каждый год от Мюнхенской конференции по безопасности, куда в середине февраля традиционно съезжаются главы государств и правительств, министры иностранных дел и главы оборонных ведомств, ожидают некой сенсации или хотя бы интриги.

И на этот раз ожидания не обманули.

Доклад о наиболее значимых событиях мировой политики за год, который традиционно публикуется перед началом конференции, организаторы назвали «Westlessness». На русский язык это можно перевести как «мир без Запада». Но обозначить понятие одним словом не только на русском, но и других мировых языках оказалось непросто: «девестернизация», «менеезападноцентричность», «внезападность» — фантазии переводчиков не было предела. В итоге остановились на слове «беззападность».

«Мир становится менее западным. Но что еще важнее, менее западным становится сам Запад. Это то, что мы называем «беззападностью», — признавались авторы доклада.

Авторы подчеркивали, что еще несколько лет назад единство западного мира основывалось на либеральной демократии, правах человека, рыночной экономике и международном сотрудничестве. Но сегодня все больше стран мира, хоть и признают важность этих ценностей, не ориентируются на опыт Европы и США, что и вызывает озабоченность составителей доклада.

«Сегодня значение Запада все больше оспаривается. Мы — свидетели «распада Запада» как относительно сплоченной геополитической конфигурации», — констатировали они.

Основными провокаторами раздробленности и «заката западного мира» авторы называют Россию и Китай. Тем не менее признают, что не считаться с мнением Москвы становится все сложнее.

«Россия зарекомендовала себя игроком, которого нельзя игнорировать. В максимально короткие сроки Москва раскрыла все свои интересы: вернулась в Сирию, вернулась в Ливию, вернулась в Африку, присутствует в каждом кризисе из-за наших слабостей или ошибок», — говорится в докладе.

Примечательно, что раздел о России авторы провокационно назвали «Путемкинское государство», по аналогии с выражением «потемкинская деревня». Однако объяснений, чем обусловлено это название, в докладе нет. И как раз в этом участник Мюнхенской конференции от российской делегации, гендиректор Российского совета по международным делам Андрей Кортунов видит противоречие.

«Потемкинское государство — это, по сути, фейк, несуществующая страна, и за ее фасадами ничего нет. Однако далее авторы пишут, какая Россия опасная, агрессивная, страшная. И тут возникает двусмысленность или даже когнитивный диссонанс. Составителям исследования надо определиться. Если Россия — это потемкинская деревня, то, получается, и угроза не может быть значительной. Если же Запад действительно всерьез опасается Москвы, то почему тогда страна названа «потемкинской»?» — задается вопросом Андрей Кортунов.

В «беззападности» мира и самого Запада порицается и Китай. Организаторы Мюнхенской конференции призвали Пекин ответственно подходить к своей роли нового незападного центра силы. «Китай со временем тоже воспримет либеральные ценности и станет заинтересованной стороной в либеральном мире, возглавляемом Западом», — выразили надежду авторы доклада.

В том, что на смену «беззападности» вернется мир во главе с США и Европой, авторы доклада нисколько не сомневаются. Надо лишь провести работу над ошибками, убеждены они.

«Фантом российской угрозы»

Российскую делегацию на Мюнхенской конференции в этом году возглавлял Сергей Лавров. В своем выступлении он сразу призвал Запад перестать «культивировать фантом российской угрозы» и начать диалог: пора, пока не поздно, вспомнить, что нас объединяет.

«В европейских делах остро ощущается кризис доверия. Нагнетание напряженности, продвижение военной инфраструктуры НАТО на восток, беспрецедентные по размаху учения у российских рубежей, накачка оборонных бюджетов сверх всякой меры — все это генерирует непредсказуемость. В «железе» воссоздается структура противостояния холодной войны», — заявил Лавров.

Глава МИД России напомнил участникам конференции об инициативе Владимира Путина созвать саммит «пятерки» постоянных членов Совета Безопасности ООН — России, США, Великобритании, Франции, Китая — и в таком формате начать обсуждение наиболее серьезных проблем.

«Речь не идет о создании еще одного «закрытого клуба», где кулуарно будут решаться судьбы человечества. Наша идея в том, чтобы «пятерка» государств, которые по Уставу ООН несут особую ответственность, проявила волю и подготовила рекомендации для оздоровления международного общения, восстановления доверия между его участниками», — пояснил министр.

Еще одна тема, которую поднял Лавров, касалась искажения исторической памяти. Он назвал «прискорбным» тот факт, что в преддверии 75-й годовщины Победы во Второй мировой войне многие страны «помещают на одну доску нацистских палачей и освободителей Европы».

«Оставим эти лживые инсинуации на совести их авторов. Мы же сохраняем память и о решающей роли Красной армии, народов Советского Союза в разгроме фашизма, и о духе союзничества в годы войны, о способности государств объединиться для борьбы с общей угрозой. Единства такого масштаба нам не хватает сейчас», — подытожил Лавров.

Новые проекты и деньги США в Европе

В центре внимания участников конференции было и выступление Майка Помпео. Но по приезде в Мюнхен госсекретарь США провел сначала ряд двусторонних встреч с главами делегаций из других стран. В числе первых — переговоры с Сергеем Лавровым.

Диалог глав внешнеполитических ведомств США и России прошел за закрытыми дверями, и детали не разглашались. Прощались политики уже в присутствии журналистов. Пожимая руку Лаврову, Помпео улыбнулся и громко произнес «Good luck!»

«Участники Мюнхенской конференции так и ахнули. Мало кому сейчас американцы желают что-то хорошее», — иронично прокомментировала слова госсекретаря представитель российского МИД Мария Захарова.

Но самому Помпео было не до иронии. Свое выступление в Мюнхене он начал с критики тех, кто сомневается в лидерстве Запада. По мнению госсекретаря, в противостоянии с оппонентами либеральных ценностей США и Европа «непременно окажутся победителями».

«Многие из вас считают себя реалистами. Но я вам скажу, что такое реализм. Запад — побеждает. Свобода и демократия — побеждают», — заявил Помпео.

Госсекретарь раскритиковал те страны Запада, которые сомневаются в успешности НАТО. Более того, он призвал страны Евросоюза развивать новые интеграционные проекты, которые позволят снизить зависимость от российских энергоресурсов и в целом обезопасят от Москвы. В числе наиболее приоритетных Помпео назвал реализацию проекта «Междуморья», или «Инициативы трех морей», много лет лоббируемого Польшей. Его суть в объединении государств ЕС, расположенных между Адриатическим, Балтийским и Черным морями. Путем такой интеграции страны могут развивать инфраструктурные проекты, а главное — сообща защищаться от российской угрозы.

«Мы предлагаем выделить до одного миллиарда долларов для финансирования «Инициативы трех морей» с тем, чтобы стимулировать инвестиции частного сектора в энергетическую сферу для защиты демократии и свободы», — пообещал Помпео.

При этом он призвал подключить к участию в проекте и Украину. Впрочем, с той же целью: защитить Киев от «руки Москвы».

Большая часть выступления госсекретаря США была посвящена критике Китая. Именно эту страну администрация Дональда Трампа продолжает считать главной мировой угрозой.

«Победа на нашей стороне, и не верьте тем, кто говорит иначе», — торжественно заключил Помпео.

Ток-шоу Зеленского

Пожалуй, ни для кого Мюнхенская конференция не была столь волнительной, как для Владимира Зеленского. В баварской столице он выступал впервые, и внимание к его речи было повышенное. Послушать президента Украины пришли действующие и отставные политики. Желающих оказалось так много, что некоторым опоздавшим к началу выступления не хватило мест. Когда Зеленский начал говорить, за дверями раздавались возмущенные крики тех, кто остался без места в зале.

Место в первых рядах успела занять бывший госсекретарь США Мадлен Олбрайт. Пока украинский президент выступал, она ни на минуту не сводила с него взгляда, словно опасаясь упустить что-то важное лично для нее.

Речь Зеленского была не похожа на те, что произносили в Мюнхене высокопоставленные чиновники. Она скорее напоминала привычный для него жанр ток-шоу. Президент представил несколько тезисов, много шутил, общался с залом. Все говорило о том, что «мюнхенский формат» пришелся ему по душе. Аудитория, впрочем, тоже получила удовольствие от шуток Зеленского. Но говорил он много и о серьезном.

Президент Украины начал с того, как продвигается реализация Минских соглашений. Он заявил, что хотел бы в октябре провести местные выборы на всей территории Украины, включая ДНР, ЛНР и даже Крым.

«В Луганской и Донецкой областях нужны выборы, которые будут признаны Украиной и всем миром легитимными. И они не могут быть такими, если произойдут не по украинскому законодательству и без контроля над нашей границей», — заявил Зеленский. При этом подчеркнул, что Киев готов к диалогу с населением Донбасса, но не с лидерами этих территорий.

Что касается запланированной на апрель встречи «нормандского формата», то Зеленский уверил, что делает все возможное, чтобы она состоялась. При этом он призвал ускорить процесс обмена удерживаемых лиц сторонами конфликта на юго-востоке Украины.

Зеленского ожидаемо спросили из зала, что он думает об импичменте Трампа и своей причастности к этому процессу. Сначала президент сказал, что не согласен с теми, кто уверен в тотальной коррупционности украинских властей. «Давайте начнем изменять ощущение от Украины, что она коррумпирована», — сказал он.

На вопрос об импичменте Трампа он предпочел отшутиться: «Когда я был актером, я очень хотел получить «Оскар» и стать популярным в США. И теперь я популярен в США, но я этого не хотел!»

Источник

Популярное в

))}
Loading...
наверх