НОВОСТИ, СОБЫТИЯ, ФАКТЫ

143 957 подписчиков

Свежие комментарии

  • Ирина
    И при этом враги СССР и советского народа еще и имеют наглость верещать ,что их коммунисты репрессировали "ни за что ".Во Львове считают...
  • САША ЛЕПАЕВ
    и где эта империя угнетение собственного народа. или не так.только над своим народом могут издеваться вот вам и вся и...Россия - империя ...
  • Пожилой человек
    <i>Комментарий скрыт</i>Россия - империя ...

Смертность от алкоголизма в России

Смертность от алкоголизма в России

 

Угроза коронавируса — серьезное испытание для психики. Все мы «выдернуты» из привычного ритма жизни, поражены в правах и свободах, у многих упали доходы, кто-то вообще лишился работы. В экстремальных условиях психика включает механизмы спасения, но не всегда они оказываются адекватными. На риск заражения вирусом каждый из нас реагирует по-своему. Одни впадают в панику, другие спокойно принимают меры предосторожности, рекомендуемые специалистами. Есть и те, кто свои страхи заливает алкоголем.

За 2020 год число обусловленных алкоголем смертей превысило 50 тысяч, сообщил Росстат. О росте потребления алкоголя и смертности из-за него на фоне самоизоляции весной 2020 года предупреждалранее и Минздрав.

— Данные о смертности от алкоголизма за прошедший период у нас в стране мне трудно подтвердить. В открытом доступе их нет. Но, по мнению главного нарколога страны Евгения Брюна, жизнь в условиях локдауна приводят к тому, что люди всё чаще и больше употребляют алкоголь, — говорит врач, психиатр-нарколог клиники Rehab Family Андрей Данилин.

Подписывайтесь на YouTube-канал «Свободной Прессы». Мнения, аналитика, репортажи!
Прямая ссылка передачи на YouTube
Смотрите все передачи СП-ТВ
 

— То есть усиливается алкоголизация, а в сочетании с хроническими заболеваниями, в том числе и с самим covid-19, есть угроза роста смертности именно от употребления алкоголя.

Проблема в том, что статистически это бывает сложно подтвердить. Потому, что, если основная причина смерти выносится как коронавирусная инфекция, то остальные болезни — сопутствующие. Они могут не попадать в статистику летальных исходов.

Такая проблема есть в разных странах. В некоторых по-разному считают количество болеющих и заразившихся. По сути, это такие математические инструменты, которыми можно «поиграться». Иногда этим пользуются, чтобы приукрасить или усугубить картину происходящего.

Новая коронавирусная инфекция привнесла определенные изменения в жизнь, увеличила чисто тех, кто справляется с этой ситуацией с помощью алкоголя. Мы это наблюдаем с самого начала инфекции. Тревоги, страхи, обострение тревожно-депрессивных расстройств — всё заглушается бутылкой. И в то же время характерно, что пациенты часто попадают к нам не из-за проблем с наркоманией или алкоголем. Фобии, страх выйти из дома, боязнь общества принуждают обратиться к нам за помощью для восстановления прежнего эмоционального, психического состояния.

«СП»: — Как срабатывает привычное в России средство для снятия тревоги и напряжения — алкоголь?

— Алкоголь является депрессантом центральной нервной системы, он обладает транквилизирующим свойством. Но это обманчивое состояние. Потому что сам по себе алкоголь является общесистемным токсическим продуктом, а его продукты распада, преимущественно, ацетальдегид — нейротоксическим ядом.

Смертность от алкоголизма в России
Фото: DPA/TASS
 

Сам алкоголь, распадаясь в печени, влияет на её клетки. Распад ацетальдегида поражает клетки нервной системы — в первую очередь, клетки головного мозга. Тем самым запускается порочный круг: мозг страдает от поражения ацетальдегида, ещё больше вовлекаясь в круг тревоги и напряжения. Что опять-таки может привести к алкогольной зависимости.

«СП»: — Как можно диагностировать у себя раннее проявление страхов, чтобы не заглушить их спиртным?

— Продиагностировать себя в такой ситуации достаточно сложно, потому что одним из проявлений изменений психических состояний является такое понятие как анозогнозия. То есть — не распознавание собственной болезни.

Изменения могут происходить незаметно для человека, постепенно нарастая, он к ним привыкает, ищет для себя некие защитные, адаптивные механизмы. А наш мозг обладает определённой склонностью к самообману и нейропластичности. Да, он пытается подогнать текущее событие и происходящее с ним, оправдывая их, чтобы не испытывать чувство вины за то, что делает.

Поэтому даже повышенная тяга к спиртному объясняется ситуацией: ну всем тяжело, ну кто сейчас не пьёт, сейчас все пьют. Да, мне нелегко это пережить, поэтому я так себе делаю легче, мне становится хорошо. Вот это желание сделать себе хорошо, но непонимание того, что алкоголь приведёт дальше к еще большим проблемам, она как раз лежит в основе заболевания алкоголизмом.

В большей степени на изменение в состоянии обращают внимание окружающие, которые говорят: слушай, ты больше стал выпивать или ты больше стала выпивать. В ответ: да нет, так же, как всегда, может, чуть больше, потому что сказываются особенности работы на удалёнке.

Человек в какой-то момент может сам почувствовать, что, если раньше он пьянел от одной дозы, то теперь ему нужно больше. Что наутро ему плохо, трудно встать, сказываются сонливость, тошнота, астения, нежелание что-либо делать, снижение настроения.

Всё это может быть проявлением постинтоксикационного синдрома, когда доза была превышена, и организм ещё не справился с метаболизмом всего алкоголя и продуктов распада. Если же при этом появляется желание выпить, и это приводит к облегчению, то здесь уже нужно задуматься о физической зависимости: налицо синдром натурального похмелья.

«СП»: — При всём этом многие верят, что крепкие напитки могут служить средством профилактики SARS-Cov-2. Можно ли алкоголем «продезинфицировать» организм от вируса?

— Да, у нас в России издревле считается, что от всех болезней алкоголь всех полезней. При этом состояние иммунной системы сильно зависит от состояния, в том числе, и печени. Алкоголь губит печень. Расхожее мнение, что, приняв «вовнутрь», я продезинфицирую свои слизистые, на которые может попасть вирус — заблуждение. Потому что входными воротами для вируса обычно являются слизистая глаз, дыхательных путей: алкоголь туда не доберётся!

Даже если его будет очень много, через легкие пары алкоголя пройдут через дыхательные пути, — они не способны разрушить белковую оболочку вируса и привести к его инактивации. Соответственно, как я уже говорил, снижение общей сопротивляемости организма за счёт токсического действия алкоголя приводит к большей подверженности и снижению сопротивляемости любым инфекционным заболеваниям.

«СП»: — По исследованиям Global Drug Survey, изоляция и работа на удалёнке привели к тому, что люди перестали ощущать контроль со стороны общества — ведь веб-камера не передает запах спиртного. В итоге — резкий рост потребления алкоголя. Как решить проблему?

— Я всё-таки предлагаю осознать и принять то, что эта инфекция присутствует у нас, она с нами, перестраивает наши форматы, в том числе и работу. Опыт локдауна полагает, что это из-за перехода на удалёнку.

Некоторые наши клиенты считают, мол, кто меня «унюхает», на работу завтра не надо, никто не поймёт, что я подшофе, поэтому могу выпить. То есть это говорит о снижении социальных границ, норм, которые сдерживают за счёт того, что действительно веб-камера не выдаст.

Но да, действительно, формат удалённой работы предполагает облегчение от употребления алкоголя, даже находясь на работе. Да, с этим сложно бороться, потому что это невозможно. Каждый человек принимает решение сам для себя, как и чем он будет справляться с проблемой. Но самое главное понять, что, если мне трудно пережить это состояние, что-то напрягает, тревожит, имеются какие-то страхи, они могут быть неосознанными человеком, для него иногда может быть непонятно, почему он прибегает к алкоголю, чтобы нормально функционировать.

Тут стоит задуматься. Почему я не могу испытывать от этого удовлетворение? Почему работа меня в таком формате напрягает? Необходимо проговаривать это. Признаться себе в первую очередь иногда это сложно. Поэтому, я рекомендую обратиться к специалистам, чтобы выяснить для себя, что заставляет меня приходить к не типичному в обычном состоянии доковидной эпохи к другим способам своей стимуляции, своего поддержания рабочего состояния.

Что произошло со мной сейчас? На это могут ответить психолог, психотерапевт, психиатр-нарколог. Не надо бояться этого, потому что в терапию за обращением идёт человек сильный, он понимает, что-то происходит не так, я изменяюсь и тем самым настроен на изменение своего поведения.

Если невозможно принять решение самостоятельно, надо прийти к специалисту — это очень важный шаг. Потому что, к сожалению, до сих пор ещё остаётся такая стигматизация тех, кто обратился к психиатру, просто даже к психотерапевту, к психологу: бывает очень сложно принять внутренне, морально, что неужели я больной? Что обо мне подумают другие? На мне будет ярлык нездорового человека.

«СП»: — Как относитесь к такому феномену, как «винишко» каждый день? Бокал вина, мол, полезен, увеличение потребления алкоголя связано не только с какими-то страхами или одиночеством, но и с тем, что просто появилась такая возможность и, в принципе, в обществе это принимается?

— Винишко-тян, да? Я бы не сказал, что обществом это принимается, потому что всё-таки проблема злоупотребления алкоголем относится к социально значимым болезням. Употребление алкоголя по факту — это снижение работоспособности человека, его социальной значимости и экономической выгоды для общества. Фактически никогда употребление психоактивных веществ, будь то алкоголь или наркотики, издревле, даже в древних племенах, не приветствовалось, считалось опасным для общества.

Здесь есть вопрос осознанности употребления. Если я понимаю, к чему это может привести, но продолжаю это делать, значит, стоит задуматься о том, что хорошо, что я закрываю этим самым внутри себя.

Чем лучше употребление того же вина, пива вместо того, чтобы я мог бы получить удовольствие от чего-то сделанного своими руками, от путешествий, от просмотра фильма или чего-то ещё? Почему нужно дохлестнуть себя? Зачем нужно выдавить в мозг себе ещё больше эндорфинов? Что, потерялся вкус к жизни?

Потерялись ориентиры? Какой-то внутренний кризис экзистенциальный или возрастной, или какой-либо ещё, который не даёт усилий для саморазвития, для познания, для роста внутреннего? Что приводит к тому, что это становится трендом и почему это поддерживается зачастую? Ну, потому, что это модно в определенной степени.

Мода скоротечна, а последствия того, что может быть, перерасти в болезнь, а выбираться из этого достаточно непредсказуемо. Варианты такие, что навсегда останешься в этой «моде», когда она перестанет быть модной.

Зачастую у нас наблюдается в обществе такое стремление к ЗОЖу, то некоторые говорят, что да, винишко — это «норм». Приводится исследование, что красные вина содержат антиоксиданты, вещества, защищающие сердечно-сосудистую систему от поражений, от холестерина… Обоснований, подводок может быть много.

В течение жизни мы периодически проходим этапы кризиса взросления, каких-то разочарований, моментов достижения целей, и опустошение при этом иногда бывает. И тут же возникает мысль, если мне невесело, плохо, почему бы себя не поддержать чем-либо? Иногда это становится привычной моделью поведения, люди продолжают плавно погружаться в алкогольное болото, не понимая, что оно засасывает их, они становятся близки к алкогольной зависимости.

«СП»: — Допустим ли алкоголь, если вы сделали прививку от COVID-19?

— Иммунная система многогранна и поддерживается всеми органами нашего тела. Большую роль играет в этом печень, как большая лаборатория по детоксикации, формированию, синтезу белков в организме, гормонов и так далее. И сочетание инфекционного состояния, инфекционной болезни с употреблением алкоголя, когда организму и печени, в том числе, приходится сопротивляться не только болезни, — это верный путь к проблемам.

Встраиваясь в клетку нашего организма, вирус заставляет её воспроизводить самого себя, то есть мы сами самостоятельно продуцируем те вирусные частицы. Вирус перепрограммирует нашу клетку для того, чтобы размножаться, а поступающий алкоголь, который является токсикантом — это яд.

Клетки печени страдают, гепатоциты увеличиваются в размерах, чтобы справиться с нагрузкой, потом они разрушаются, приходится печени замещать эти разрушенные клетки, что становится дополнительной нагрузкой. Естественно, это значительно может усугубить течение именно коронавирусной инфекции.

Плюс с учётом того, что по рекомендациям, которые сейчас имеются, даются препараты, которые также метаболизируются в печени и тоже несут определенную нагрузку на печень. В сочетании всего этого многие препараты становятся несовместимыми с алкоголем, так как их действие может либо ослабляться, либо усиливаться и получить совершенно нежелательные побочные эффекты, в том числе снизить эффективность терапии.

«СП»: — Как понять, что черта пройдена, человек спивается? Куда бежать за помощью?

— Если человек в какой-то момент может остановиться и проанализировать ситуацию, осознаёт, что уже готов на какие-то суррогаты, лишь бы они были — это один из сигналов, потому что вопрос о потреблении алкоголя уже переходит некоторую границу.

Потеря рвотного рефлекса на фоне передозировки алкоголя говорит о том, что растёт толерантность организма. Он приспосабливаться к более высоким дозам алкоголя и защитный рвотный рефлекс, который предназначен, чтобы исторгнуть токсикант из нашего организма, исчезает.

То есть уже клетки головного мозга к повышенной концентрации алкоголя в крови настолько привыкают, что не дают сигнала на данное действие. Тут надо обращаться к специалистам — наркологам, это может быть психотерапевт на первых порах. Но, как правило, зачастую требуется не только психотерапевтическая помощь, но и значимая медицинская помощь в рамках лекарственной терапии, каких-то методов детоксикации.

Наша клиника Rehab Family занимается проблемой алкоголя, алкоголизма и наркомании. Но так же и вопросами восстановления психического здоровья, получения какого-то гармоничного состояния, чтобы максимально профилактировать и исключить переход в злоупотребление алкоголем.

Путем реабилитационных мероприятий на фоне сформировавшейся зависимости, мы находим инструменты, которые позволяют человеку осознать свою проблему и принять взвешенное, осознанное решение для себя. Потому что насильно мил не будешь — человек сам должен принять решение, как жить дальше, решить, что для него важнее: пить или не пить?

Вот в чём вопрос. И когда человек даёт себе ответ на этот вопрос, мы помогаем показать: в тех ситуациях, когда он привычно употреблял алкоголь, есть другие варианты решения проблемы. И они не менее эффективны, чем самый простой накатанный способ — сразу взяться за стакан.

Майя Мамедова

Источник: svpressa.ru

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх