На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Новости, события, факты

147 324 подписчика

Свежие комментарии

  • vagas Karlito
    Как только  появился запах оглушительного военного поражения  сразу  вступает в дело говорильня!))Зеленский: Украин...
  • Владимир Тихомиров
    Сначала должен быть порядок в миграционном хозяйстве наведен. А уже после можно поразмышлять и о терпимости... А то ...Кто приказал повы...
  • Дмитрий Gold
    Приятно видеть, что более 80% русские, идти к кому-то это нонсенс, сам должен справляться.Западная психолог...

Недоверие: политолог Александр Морозов об итогах 2021 года

В начале декабря в Вильнюсе прошел XI Форум свободной России. Впервые с начала пандемии мероприятие состоялось в офлайн-формате. В форуме приняли участие российские и белорусские оппозиционеры, активисты и общественные деятели из Украины, а также представители Литвы. В рамках форума прошла также Школа кадрового резерва Свободной России. Форум открылся дискуссией «Глобальные итоги 2021 года». Об итогах уходящего года и перспективах будущего Русская служба RFI поговорила с участником форума, политологом, научным сотрудником Карлова университета в Праге Александром Морозовым.

Политолог Александр Морозов об итогах 2021 год Сергей Дмитриев

RFI: Александр, в первую очередь, какие впечатления у вас от форума? С одной стороны, все больше участников, с другой стороны, все меньше из России, так как все больше россиян оказывается сейчас в вынужденном изгнании. Может ли в этих условиях форум оставаться площадкой для встреч российской оппозиции?

Александр Морозов: По итогам двух дней я поговорил со многими участниками форума. И мои собственные ощущения, впечатления подтвердились. Все сказали, что форум произвел очень сильное впечатление. Во-первых, тематика самих панелей. Потому что здесь обсуждаются перспективы обновления мировой демократии, что очень важно для нас — россиян, белорусов. Поскольку от того, в состоянии ли демократия в мире усилиться, получить новое дыхание, от этого зависит их отношение и возможность сопротивления авторитарным режимам. Во-вторых, здесь очень много обсуждалось, что мы должны и можем сделать.

Сейчас мы видим, что европейские организации проявляют огромную солидарность и в отношении белорусов, и в отношении россиян, которые бегут из страны под большим давлением. И здесь от нас должны быть какие-то предложения, поскольку мир готов нам помочь, помочь тем людям, которые потеряли страну и должны делать новый жизненный выбор. Речь идет не только об отдельных людях, но и об институциях. Из страны бегут целые медиа, например, редакция The Insider, или такие организации как у известного адвоката Ивана Павлова — его «Команда 29».

Кроме прочего, важное событие этого форума — здесь после долгого перерыва встретились Гарри Каспаров и Михаил Ходорковский. Это довольно символично, поскольку для всех, кто находится за пределами страны, довольно важно, чтобы представители разных — и образовательных, и культурных, и политических российских организаций за пределами страны — чтобы они находились в постоянном режиме доброжелательного общения.

В этой связи можно вспомнить, как многие, комментируя решение Навального вернуться в Россию, говорили, что в этом нет смысла, и лучше ему было бы остаться в Берлине, но на свободе. Как вы считаете, не было бы более полезным для российской демократии, если бы Навальный остался бы в эмиграции и присутствовал бы сейчас тоже на этом форуме?

Невозможно ответить на этот вопрос однозначно. Такие события не имеют какого-то обратного решения. Алексей Навальный принял это мужественное решение. И, открывая форум, я и многие другие говорили о том, что наши сердца вместе с российскими политзаключенными и вместе с политзаключенными Беларуси. Мы каждый день помним и об Алексее Навальном, и о Марии Колесниковой, и о многих-многих других, кто сейчас или в тюрьмах, или находится под угрозой тюремного заключения в России или Беларуси. На мой взгляд, решение Навального — оно из таких опасных решений, которые ставят человека в такое тяжелое положение. Трудно сказать, правильное это решение или нет. Не мне одобрять или не одобрять Навального. Я принимаю его выбор как выбор человека очень большого мужества. И мне кажется, все так это воспринимают.

Как вы сказали во вступительном слове, список политзаключенных все расширяется и расширяется. Сергей Гуриев упомянул опрос «Левада-центра» о том, что больше 50% граждан России боятся возвращения массовых репрессий. В таких условиях какие возможности для действия остаются у оппозиции?

Во-первых, надо сказать, что нет хорошего хода у политических, гражданских организаций, даже не только у оппозиции, а в целом у разных движений в России, таких как движение муниципальных депутатов или экологическое движение. У многих из них нет хорошего хода, когда власть настолько ощетинилась и исключает какие-либо формы диалога с этими организациями и людьми. Конечно, пугает то, что список «иностранных агентов» пополняется, список «нежелательных организаций» пополняется. А преследования уже касаются не только политических или гражданских активистов, но и обычных граждан, которые где-то поставили лайк или сделали репост. В этих условиях хорошего хода нет. Я не могу выступать с какой-то политической рекомендацией, что нужно делать тем, кто остался в стране. Мы все понимаем, что в такой ситуации действовать тяжело, если не сказать «невозможно».

Остаются те возможности, которые есть. Их немного. Первая состоит в том, что мы должны наращивать культурное давление. Культурное, я подчеркну. Потому что только за счет свободного голоса культуры, литературы, кино, можно показать фундаментальную разницу между миром несвободы и миром достоинства человека. Поэтому я очень рад, что, например, Дмитрий Быков участвовал в этом форуме. И не только об этом форуме идет речь. Мы видим, что деятели российской культуры под давлением покидают страну, даже не сталкиваясь с политическими репрессиями, а просто видя ухудшение атмосферы. В этом смысле на нашей стороне создается довольно большой такой круг людей, которые что-то делают, у них свои проекты, фестивали, издательства. И все это будет развиваться дальше. Второе, важное, что можно сделать сейчас — это все-таки построить работу с различными европейскими институциями — культурными, образовательными — так, чтобы голос свободной России был лучше слышен на европейских площадках. И многие из тех, кто здесь, на форуме, они этим занимаются.

Как раз говоря о возможных действиях, вы курируете Школу кадрового резерва Свободной России. Насколько сейчас в целом актуален этот проект, учитывая ситуацию с зачистками в российских университетах?

Совершенно верно, я именно поэтому и включился в этот проект, потому что убежден, что в такие времена как сейчас мы должны больше делать с точки зрения гражданского просвещения. Много молодых людей принимали участие в общественном движении в России и вынуждены были бежать. Им — 20, 25, 30 лет. И я думаю, что им необходимо гораздо глубже представлять себе и политическую философию, которая лежит в основе демократических обществ, и разные практики современных государств, и важно услышать, как развивается цифровизация в общественном плане. Поэтому Школа кадрового резерва — это правильная и хорошая идея. Она не одна такая за пределами страны.

Есть уже и другие подобные инициативы, есть прекрасные семинары, которые организует Жанна Немцова на базе Центра Бориса Немцова в Праге и другие подобные проекты. Я считаю, что образовательные площадки за пределами страны должны только расширяться. Надо подчеркнуть: наше время все-таки сетевое, онлайновое. И в этом смысле не так важно, где непосредственно локация. Люди имеют возможность присоединиться к образовательным программам, где бы они не находились, в любой точке мира. И поэтому мы с большим вниманием и интересом смотрим за Свободным университетом, который создан российскими профессорами, которые из-за ухудшения атмосферы оказались оттеснены из российских образовательных учреждений.

Плюс к этому, необычайно важная инициатива: в июне большая группа европейских интеллектуалов написала и подписала письмо о необходимости создания русскоязычного университета на территории Европы. Я не знаю, как будет развиваться эта идея, но то, что она очень ценная и важная, я нисколько не сомневаюсь, и хорошо, что в резолюции Европейского парламента она тоже упоминается как нечто, что в будущем может быть формой нашего сотрудничества с Евросоюзом.

Я бы хотел воспользоваться темой вашего круглого стола на форуме — глобальные итоги, и переадресовать вам ваш же вопрос экспертам. Что из событий этого года обладает значением для будущего?

Конечно, событий в 2021 году было много. Это исторический год. События драматические, затрагивающие всю мировую жизнь. Но для нас, конечно, важнее всего события, происходящие в нашем регионе. То есть то, что произошло в 2021 году здесь, на границе России и Украины, где наращивается милитаризация и возникает опасность войны; и Беларусь, в которой Александр Лукашенко продолжает истреблять собственное белорусское общество; и как это все сказывается на Кремле, на его действиях; и то, что Кремль делает внутри страны с российским обществом. Этот узел проблем, который меняет положение региона в целом, он, на мой взгляд, является самым важным для нас.

Мы видим, что события из 2021 года уходят в 22-й год не в направлении снижения напряженности, а в направлении эскалации конфликта. И составляющей частью этого являются угрозы Лукашенко военного сближения с Москвой и — как результат этого — новые угрозы Украине. С другой стороны, сама Москва все более жесткой риторикой поддерживает Лукашенко и его меры. А с третьей стороны, Кремль явно идет на углубление конфликта с Украиной. Все это вместе — это, на мой взгляд, главные события 2021 года и главные проблемы 2022 года.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Подписаться

Да, проблемы 2022 года уже видны из вашего ответа. Но есть какие-то поводы надеяться на лучшее? Вы наблюдаете какие-то обнадеживающие тенденции?

Есть три события, которые переходят в 2022 год, и можно смотреть со сдержанным оптимизмом на их последствия. Первое — это то, что пандемия в своих социальных и общественных последствиях все-таки закончится в следующем году. Общества к этому адаптируются и будут переживать экономический подъем. В этом смысле неимоверно интересно, что будет в этих условиях экономического подъема с авторитарными режимами. И это обсуждалось на форуме, на целой отдельной панели, где свои оценки давали и Владислав Иноземцев, и Сергей Гуриев, и Евгений Чичваркин, и Илья Пономарев — наши коллеги, которые прекрасно разбираются в тенденциях мировой экономики.

Второй важный момент — это инициатива по созданию альянса демократий. Мы тоже это обсуждали в отдельной панели с участием квалифицированных людей. Мы пока не знаем, и мир пока еще не знает, что из этого получится. Но все-таки чрезвычайно важно, что такая инициатива есть. И она важна для нас, для наших обществ, для тех, кто находится за пределами демократий. Потому что демократический мир должен выработать какие-то новые решения. Мы хорошо видим, что борьба с авторитаризмом теперь строится иначе, чем она строилась 30–40 лет назад, или 50 лет назад. И поэтому нужна новая энергия.

И третий позитивный момент 2022 года заключается в том, что, как здесь многие говорят, зима не может быть очень долгой. Несмотря на то что современные авторитарные режимы пользуются современными методами и возможностями — возможностями медиа и манипулированием сознания людей гораздо более изощренными способами, чем 50 лет назад. Но тем не менее многие из нас чувствуют (и не только на примере Беларуси, но и в отношении России), что несмотря на то, что граждане продолжают сохранять лояльность, они уже очень устали.

Во многих социологических отчетах мы видим не нарастание протестных настроений и не нарастание какого-то политически артикулированного несогласия, а мы видим в этих отчетах нарастание беспокойства людей, ощущение того, что слишком долго на их глазах работает политическая и социальная машина, в которой очень высокое напряжение, разрыв между бедными и богатыми. И мы видим, что люди уже не доверяют тому, что правительство предлагает в качестве инструментов реформ. В этом смысле, репертуар, который есть у Владимира Путина и тем более у Александра Лукашенко, этот репертуар действий исчерпался с точки зрения глубокого доверия, которое общество может испытывать. Наращивается огромный резервуар недоверия, но какой характер получит дальше его реализация, во что это выльется, мы пока не можем сказать.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх